Китай: Такой желанный и такой недоступный сланец

На уходящей неделе Комитет китайского фонда энергетики обнародовал доклад «Энергетические ресурсы Китая: Природный газ 2013″. В нем авторы утверждают, что как только богатые запасы сланцевого газа в Китае будут разработаны, КНР сможет полностью решить проблему нехватки энергоресурсов.
web-shale-gas-getty
Доклад был представлен в Вашингтоне. Что, собственно, не удивительно, учитывая, что именно США — родина «сланцевой революции». Если в Северной Америке этот энергоноситель добывают уже лет 30, то Поднебесная еще только делает первые шаги. Причем, судя по тому, какие они неуверенные, «сланцевая революция с китайской спецификой» может серьезно задержаться в пути, если вообще произойдет.
Вдохновленные примером Соединенных Штатов, сумевших избавиться от энергозависимости с помощью сланца, китайские руководители поняли: это то, что нужно и им. К тому же выяснилось, что страна занимает чуть ли не 1-е место в мире по запасам нетрадиционного природного газа. US Energy Information Administration оценила их в 36 трлн кубов, Государственное энергетическое управление КНР — в 26 трлн (что сопоставимо с извлекаемыми запасами в самих США).

Однако не все так просто. Главными препонами являются как чисто природные факторы, так и другие. Газ китайский, в отличие от американского, залегает гораздо глубже и в весьма труднодоступных районах, в результате добыча 1 куба тут обойдется, как уже подсчитали специалисты, почти в два с половиной раза дороже, чем на американской земле (порядка 12 млн долларов против менее 5 млн на бурение одной только скважины). Если учесть, что, при самых грубых подсчетах, для разработки месторождений сланцевого газа объемом в 10 млрд кубометров к 2020 году потребуется пробурить порядка 100 тысяч скважин, не сложно вывести сумму, которую придется вложить. Между тем, в этом году инвестировано в это дело всего около полутора миллиарда долларов.

Отдельных вложений требует строительство необходимой инфраструктуры, которой попросту нет. К тому же, многие регионы КНР испытывают острый дефицит воды, а там, где ее вдоволь, она почти вся уходит на сельскохозяйственные нужды. На добычу же сланца воды надо много. Уже одно это, не говоря об остальном влиянии на экологию, может не понравиться местным жителям (с ними, правда, раньше не очень считались при принятии государственных решений, но в последнее время протесты именно на этой почве внесли коррективы в планы не одного промышленного предприятия).

Если говорить о других факторах, то главным тормозом является централизованная система формирования цен на газ и электроэнергию. Газ в Китае дешевый, поэтому значительной прибыли довольно рискованное мероприятие не сулит. Не поэтому ли оба тендера на разработку месторождений — в 2011-м и 2012-м годах — не особенно заинтересовали местных монополистов. Право на разработку 19-ти месторождений получили полтора десятка компаний, которые вообще добычей газа раньше не занимались, но обещали инвестировать 2 млрд долларов.

Китайцы уже даже иностранцев готовы пустить в сектор. Одобрено соглашение о разделе продукции с англо-голландской компанией Royal Dutch Shell по блоку Fushun в провинции Сычуань. Французская Total ведет переговоры с Sinopec по сотрудничеству в совместном освоении месторождения на западе Шанхая. Но, как поговаривают, пробные бурения показывают, что прибыльность может быть гораздо меньше желаемой.

Хотя местные инженеры и утверждают, что уже разработали свои собственные технологии добычи сланца, они пока пытаются перенимать опыт других на их территории. И скорее по этой причине, а не только из-за желания завладеть долями в зарубежных природных богатствах, объясняется покупка активов китайскими гигантами: CNOOC в 2010 году приобрела часть прав на разработку сланцевых проектов американской Chesapeake Energy в Техасе, в 2012 Sinopec купила доли в пяти североамериканских сланцевых месторождениях компании Devon Energy, а CNPC — 49,9% акций в проекте по разработке запасов сланцевого газа канадской Encana в провинции Альберта.

Тем не менее, власти не намерены сдаваться. К поиску новых источников энергии их подталкивает и все возрастающие потребности в энергоносителях, и все ухудшающееся состояние воздуха. В 2012 году Госсовет КНР принял решение о выделении сланцевого газа как нового независимого вида полезных ископаемых. В последний день октября нынешнего года Госуправление по делам энергетики КНР опубликовало документ «Политика в индустрии сланцевого газа», в котором отвела сланцевому газу место в списке «новых отраслей стратегического характера».

В документе указывается, что предприятия, занимающиеся его разработкой, освобождаются от части налогов и будут получать компенсации за издержки по добыче ископаемых ресурсов (сейчас на 1 куб разработанного сланцевого газа предполагаются субсидии в размере 7-10 центов). Кроме того, эти компании освобождаются от уплаты за право на эксплуатацию горных богатств. Ранее были одобрены «Программа развития добычи сланцевого газа на период 2011-2015 годы» и «Политика субсидирования освоения и использования сланцевого газа»и ряд других документов. В КНР государством уже созданы две зоны по разработке сланцевого газа в провинциях Сычуань и Юньнань.

В данный момент Китай еще не производит сланцевый газ в коммерческих масштабах, хотя в 2012 году было добыто порядка 30 млн кубометров. Тем не менее, правительство поставило амбициозную цель — добывать к 2015 году 6,5 млрд кубов, а к 2020 году — от 60 до 100 млрд (для сравнения: США в 2011 году добыли 224 млрд). Однако многие эксперты скептически отнеслись к таким заявлениям.

Но даже если КНР удастся добиться поставленной задачи, доля газа в общем энергобалансе страны все равно будет составлять менее 10% (против нынешних 4%). В упомянутом в начале докладе содержится прогноз о том, что к 2015 году потребление природного газа в Китае может достигнуть 242 млрд кубометров (а еще через 20 лет, по прогнозам Международного энергетического агентства, даже 634 млрд). Ныне Китай тратит на импорт газа 17 млрд долларов в год (половина — на СПГ).

Несмотря на стремительное развитие в КНР возобновляемых источников и АЭС, традиционный уголь, доля которого сейчас превышает 70%, еще долго будет оставаться основным энергоносителем. Благо, его в стране пока в избытке. Вот только люди не хотят больше дышать гарью.

Author: editor

Share This Post On