Наверное, вы и не подозревали, что Румыния — богатая страна. Но ее постоянно обкрадывают. Румыны решили, что с них хватит. Они уже одержали победу над потенциально опасным для окружающей среды проектом по добыче золота и продолжают активную борьбу против разработки сланцевого газа.
rosia
6 октября миллионы румын вышли на улицы Бухареста на акцию протеста против решения левоцентристского правительства дать зеленый свет канадскому проекту по добыче золота, который вызвал резкое недовольство экологов.

Несмотря на распространенное мнение, Румыния вовсе не лишена природных богатств. Просто она сама больше ничего от них не получает. На западе канадцы не хотят упускать залежи золота. На востоке американцам пообещали сланцевый газ. А в центре румыны выходят на протестные акции.

Решение правительства допустить иностранные компании к разработке румынских недр (в надежде получить от этого прибыль) вызвало бурю недовольства граждан. В результате властям пришлось дать задний ход.

Взять, например, жителей Розии Монтаны. Если бы они начали раскопки на своей земле, то стали бы самыми богатыми румынами: под этой деревушкой в Трансильвании находится крупнейшее в Европе месторождение золота (300 тонн) и серебра (1 600 тонн). Канадская компания Gabriel Resources пытается начать его разработку еще с 1995 года.

В частности проект подразумевает открытую добычу ресурсов в течение 16 лет с применением больших объемов цианида для очистки золота от земли. Эта спорная методика уже была запрещена в ряде европейских государств. Многие годы дело никак не могло сдвинуться с мертвой точки. В 2011 году румынское экологическое ведомство даже не стало отвечать на полученный запрос, хотя критика проекта оставалась на локальном уровне.

Кому это невыгодно?

Но вот наступил кризис, и Бухаресту понадобились деньги для пополнения опустевшей казны. Дело в том, что Румыния вот уже три года удерживается на плаву благодаря финансовым вливаниям от МВФ. Неблагоприятный экономический прогноз подтолкнул премьер-министра Виктора Понту поставить этот вопрос в число приоритетных, хотя всего за несколько месяцев до этого был в числе противников проекта (и в оппозиции). Правительство разработало законопроект, по которому шахта представляет «исключительный интерес» для государства. Такой статус позволил бы добывающей компании экспроприировать собственность местных жителей (а они отказываются оставлять свои дома) во имя румынского государства.

Но что же послужило основанием для таких исключительных мер? Ценность залежей в Розии Монтане росла пропорционально курсу золота: со 10 000 евро за килограмм в 2005 году, до нынешних 31 000 евро. В настоящий момент месторождение оценивается в 10 миллиардов евро.

«Какая страна, у которой есть такие богатства, не попыталась бы найти способ извлечь их них пользу», — заявил президент Румынии Траян Бэсеску в 2011 году, когда цены на золото достигли исторического максимума. Став премьером, Виктор Понта занял аналогичную позицию: «Как депутат я могу быть лишь против, но как премьер-министр я могу быть только за, потому что должен привлечь новые инвестиции в Румынию».

Но есть в деле и одна загвоздка: румынское государство является лишь миноритарным акционером компании Rosia Montana Gold Corporation (RMGC), которой поручена разработка золотой жилы. Таким образом, большая часть доходов отойдет канадцам из Gabriel Resources с их 75% акций.

31 августа независимый румынский сайт Rise Project обнародовал текст соглашения между румынским государством и RMGC. Все эти годы его держали в тайне, несмотря на неоднократные обещания представить его на всеобщее обозрение. Как следует из условий контракта, обладающая правами на добычу RMGC обязана перечислить румынскому государству всего 6% от доходов. Демонстранты посчитали, что правительство попросту продало страну с потрохами.

Жители деревни Розия Монтана по-разному отреагировали на ситуацию. Некоторые упорно противятся добыче, как, например, молодая пара альтерглобалистов Ани и Андрей, которые по-прежнему не хотят продавать свою гостиницу канадцам.

Но кто-то больше не видит смысла в сопротивлении: с учетом 75% безработицы в регионе, «все здравомыслящие люди поддерживают добычу», — говорит Каталин, сидя за барной стойкой. Кроме того, лоббирование RMGC практически не оставляет им выбора.

В деревенской столовой (финансируется RMGC) представитель канадцев Каталин Хосу обещает, что «шахта создаст 3 600 рабочих мест в течение 16-летнего периода добычи». Компания уже наняла 500 местных жителей, 22 из которых заперлись в шахте после новости о заморозке проекта.

В декабре местное население приняло решение об открытии шахты: на референдуме оно набрало 78% голосов. Консультации были отменены в связи с недостаточным числом участников. С течением лет, большинство 2000 жителей Розии Монтаны продали свои дома и уехали.

12 000 тонн цианида в год

«Цена нескольких рабочих мест слишком высока», — уверен один из главных противников проекта Сорин Юрка. В прошлом он работал на государственной шахте вплоть до ее закрытия в 2006 году и впоследствии создал местную культурную ассоциацию, которая стремится сохранить оказавшееся под угрозой культурное наследие Розии Монтаны.

Упомянутая им «цена» включает в себя 900 лишенных имущества семей, четыре развороченных горы, семь перенесенных кладбищ, повреждение вошедших в список национального наследия старинных памятников и 250 миллионов тонн цианидосодержащих отходов в отгороженном от реки резервуаре.

Опасность для окружающей среды дала толчок подъему протестных акций в Бухаресте. «Нам не нужен цианид, нам нужна диктатура», — скандировали в начале сентября демонстранты на улицах Бухареста и других крупных городов страны, а также в Париже, Лондоне и Брюсселе. Причем опасения людей вовсе не лишены основания: в 2000 году в Бая-Маре (северо-запад Румынии) аналогичное заграждение не выдержало нагрузки, и в результате в Дунай попало 100 000 тонн цианида. Ядовитые вещества погубили 100 тонн рыбы и отравили воду для 2,5 миллиона венгров.

После того происшествия Европейский Союз серьезно ужесточил правила применения цианида. Каждый год на добыче золота в Европе (в первую очередь в Швеции) расходуется в общей сложности порядка 1000 тонн цианида. Румынская RMGC в свою очередь намеревается использовать в 12 раз больше.

Под народным давлением премьер-министр в середине сентября был вынужден дать задний ход, отказаться от поддержки законопроекта и сделать так, чтобы он не прошел через парламент. Хотя он еще окончательно не отменен, произошедшее все равно можно считать победой оппозиционеров.

Кроме того, это стало двойным поражением Виктора Понты, который потерял доверие людей из-за смены позиции и лишился доверия Gabriel Resources. Канадцы пригрозили подать на румынское государство в суд за «неоднократное нарушение международных инвестиционных соглашений» в том случае, если проект будет окончательно заброшен. В прессе говорят, что затребованная компенсация может достичь 4 миллиардов долларов.

9 сентября после новости о решении румынского правительства отказаться от проекта акции Gabriel Resources потеряли половину стоимости на бирже. Такой поворот явно пришелся не по вкусу акционерам, в числе которых оказались спекулятивные фонды, в том числе и фонд Джона Полсона (известен тем, что заработал состояние на спекуляциях вокруг дефолта Греции).

Оппозиционерам удалось надавить на правительство, однако они собираются продолжать ежедневные протестные акции вплоть до окончательного отказа парламента от законопроекта, введения запрета на применение цианида в румынской добывающей промышленности и вхождения Розии Монтаны в число объектов всемирного наследия ЮНЕСКО.

К тому же, противники добычи золота поддерживают борцов с разработкой сланцевого газа. Решение премьер-министра выдать американской компании Chevron разрешение на разведку месторождений сланцевого газа на северо-востоке страны повлекло за собой целую волну народных протестов в Бырладе.

По данным Управления энергетической информации США (EIA), румынские недра содержат примерно 1,44 триллиона кубометров сланцевого газа, что ставит страну на третье место в Европе после Польши и Франции.

Если прогноз подтвердится, Chevron намеревается начать добычу с помощью гидроразрыва уже в 2017-2018 году. Во Франции в настоящий момент действует мораторий на эту спорную технологию, которая ведет к загрязнению грунтовых вод и ослаблению почвы, что увеличивает опасность землетрясений.

Как бы то ни было, если Румыния смирится с гидроразрывом, в обмен она получит десятки миллионов долларов инвестиций в инфраструктуру региона и развитие его экономики.

Одна борьба

Во время предвыборной кампании премьер-министр утверждал, что не допустит иностранные компании к добыче сланцевого газа в Румынии. Тем не менее, еще до назначения на новую должность он совершил поворот на 180 градусов и распахнул двери перед инвесторами из-за границы: «Мне хочется, чтобы мы были страной, которая понимает свои интересы».

Как и в случае Розии Монтаны, возможные преимущества для жителей Бырлада (бедный город с населением в 60 000 человек) пока что выглядят весьма сомнительными: условия соглашения Chevron и румынских властей держатся в тайне. Кроме того, недовольство ситуацией выражают далеко не только экологи.

Румыны выражают протест против принятых в стране методов руководства, коррупции, искажения демократии. Они стремятся защитить окружающую среду и не хотят, чтобы их страна разбазаривала свои недра. Небывалый подъем демократии с 1989 года.