Глава парламентского комитета по охране окружающей среды Альгимантас Саламакинас считает, что добыча сланцевого газа негативно отразится на здоровье и экологии. Корреспондент «Экспресс-недели» обратилась к нему за разъяснениями.
2-13-image
— Мы изучили опыт разведки и добычи сланцевого газа разных государств, — говорит А.Саламакинас. — Собранная информация свидетельствует о негативном воздействии на здоровье человека и окружающую среду. Например, Франция и Великобритания запретили разведку и добычу сланцевых газов после того, как было пробурено две скважины. В Великобритании это вызвало землетрясение, какого здесь не помнят уже 160 лет. Мы прочитали доклад европейских ученых, изучавших по заказу Европарламента 40-летний опыт добычи сланцевого газа в США, где в пустынных малонаселенных местах пробурено более 50 тысяч скважин. Европейские ученые пришли к однозначному выводу: такая добыча в густонаселенной Европе представляет опасность для ее жителей, ведь на одном квадратном километре следует пробурить две-три скважины! Как будет выглядеть район его добычи, например, в густонаселенной Литве, если мы начнем здесь, среди красивейшей природы, рядом с деревнями бурить скважины? Для добычи газа в каждую придется закачать 4 тыс. кубометров воды с химическими реагентами для гидразрыва пласта и высвобождения содержащегося там газа. Около 60-70% закачанной воды высасывается обратно, но 20-30% остается в скважине. Выкачанная вода остается в котловане, и не исключено, что химикалии, вредные вещества могут попасть в водные горизонты, а далее — в пищевую цепь.

— Этот проект может быть экономически выгоден?

— Исследование свидетельствует: одновременная разработка крупных месторождений сланцевого газа в Германии, Франции, Чехии, Польше, Литве, других странах ЕС, сможет обеспечить потребности Евросоюза в газе меньше, чем на 10 проц. Если разрабатывать  месторождения в Таураге и Шилуте, то есть сделать очень много скважин (хотя у меня в голове не укладывается, как будет выглядеть этот район после этого), то мы получим максимум 10% газа от общей потребности Литвы в нем. То есть, об экономической выгоде тоже говорить не приходится. Так зачем же начинать разработки, если они к тому же будут еще и неблагоприятно влиять на здоровье человека и природу? Литовские ученые в один голос говорят о том, что такие работы в Литве вести нельзя. Мы не нашли ни одного ученого, который бы сказал, как Андрюс Кубилюс, что добыча сланцевого газа в Литве — это здорово.

— Прислушаются ли власти к мнению жителей Таураге и Шилуте, выступающих против?

— К их мнению надо прислушаться в первую очередь. Ведь это не я, не президент, не премьер-министр там живут. Все последствия решения будут испытывать на себе живущие там люди. Директива ЕС категорически утверждает, что решение о том, вести разработку месторождений газа или нет, принадлежит людям, живущим на этой территории. Это их жизнь будет меняться. Европейские ученые подсчитали количество выхлопных газов, выбрасываемых в атмосферу при разработке, уровень шума: например, для бурения одной скважины необходимо совершить две тысячи рейсов автомобилей. Я шучу: давайте во дворе лидера оппозиции Кубилюса пробурим такую скважину и посмотрим, как он будет терпеть это. Почему мы перекладываем эту головную боль на людей, живущих в Таурагском и Шилутском районах? Они устроили пикет против разведки газа и зашли ко мне. Я удивился: они собрали очень много информации, например, из газеты «Нью-Йорк таймс», в которой ученые высказываются против таких разработок. Я как политик должен прислушиваться к мнению наших граждан, а не к интересам какой-то компании из Америки. Но когда начинается такая борьба, начинаются и голословные обвинения в адрес противников разработки сланцевых месторождений: нас называют «агентами «Газпрома».

— Сумеет ли нынешнее правительство избежать традиционной практики политических решений в энергетическом секторе?

— Наш комитет принял решение остановить проект добычи сланцевых ресурсов, пока не будет выводов комиссии, которую мы предложили создать из ученых разных отраслей знаний: медицины, геологов, геофизиков, экономистов и других. В течение месяца они должны выдать свой вердикт правительству. Решение должно быть научно обоснованным, а не политическим. Однажды мы уже принимали политическое решение с продажей американскому «Вильямсу» стратегического предприятия по переработке нефти. Оно привело к тому, что нам не только не заплатили денег, но мы же еще американцам и доплачивали. Они заработали на этом большие деньги, а Литва осталась с носом. Такая же ошибка может произойти и сейчас, но только это будет более дорогостоящая ошибка, потому что она коснется здоровья людей и состояния природы.

— Руководители «Chevron» в разговоре с президентом Литвы Далей Грибаускайте пообещали вести разъяснительную работу с населением о безопасном характере добычи газа.

— Сегодня к владельцам участков приходят визитеры из «LL investicijos», 50% акций которого принадлежат «Chevron», и объясняют пожилым людям, что если они не подпишут разрешения, то не получат европейских выплат на землю. Старики подписывают. Но это подсудное дело: мы обратились в Генпрокуратуру с просьбой провести расследование — нельзя безнаказанно обманывать людей. В договоре с владельцами есть еще и такой хитроумный    пункт: если, мол, вашему участку будет нанесен какой-то ущерб, то в течение десяти дней нужно обратиться, и мы его компенсируем. Но ущерб может обнаружиться и гораздо позже — через месяц, полгода, год после проведения работ. В общем, пусть с этим разбирается прокуратура.