Валерий Ловчиновский, эксперт-эколог, г.Харьков.

Уважаемая громада! Я буду очень просто, коротко. Когда мы говорим о США, кому-то выгодно: Техас добывает, Калифорния запретила. Первое. Второе, энергонезависимость. Германия никогда не будет добывать столько энергоресурсов, сколько потребляет. Венесуэла сто лет экспортирует нефть и является одной из самых бедных стран мира. Что происходит в Украине? Ни один человек в Украине, ни один чиновник, ни один ученый, ни один депутат не имеет права сказать, что это безопасная добыча. Почему? Потому что у нас есть прежде всего определенная геологическая среда и есть технологии. Технологии к нам принесли «Шелл» и «Шеврон». За 2 года от «Шелл» и «Шеврон» не вышел ни один документ, который подписан «Шелл» и «Шеврон» или их субподрядчиками, например, «Шлюмберже».

Что конкретно происходит? 12-го числа представители Донбасса (кстати, здесь они есть) — Славянский район собрал 40 тысяч подписей, Изюмский 15 тысяч. Активисты приехали на вышку, был митинг в селе Весёлое. Вышла Валентина Гекова — сегодня о ней сказал Грэхем Тайли, что этот человек представляет «Шелл» в этом регионе, — я ей задал простой вопрос: «Ваше профессиональное образование?» — «Я гуманитарий». «Время работы в компании?» — «Меньше восьми месяцев». «Вы специалист по бурению?» — «Нет». На каком основании вы говорите громаде, что данная технология безопасна? Громада принимает потом коллегиальные решения, которые в том числе будут влиять на среду их существования. Фактически громаду вводят в заблуждение. Я сказал Валентине Гековой, чтобы мне дала те документы, которые позволяют говорить о безопасности. Громада! Ни один ученый не получил официально информацию о технологии. Это — химия, чтобы просто сказать, гидроразрыв — это второй, третий, четвертый классы токсичности, специалисты знают. Пусть они применяют 20 или 30 химреагентов, но они должны обнародовать все, которые могут быть применены, чтобы Украина их изначально запретила.