«Shell это международная корпорация. Для нас очень важна репутация, мы будем работать в Украине как в Канаде, США и Австралии…» Гоехам Тайли, президент Shell-Украина.

Самый крупномасштабный и разрушительный для окружающей среды промышленный объект расположен в самом сердце крупнейшего и самого нетронутого леса на Земле — Канадской тайги.

В этой тайге обитает самое большое оставшееся в дикой природе стадо оленей карибу, стадо реки Джордж насчитывающее приблизительно 400 тысяч животных. Эта тайга просто изобилует болотами, которые находятся под угрозой исчезновения. Это очень важные экосистемы, они очищают воду, воздух, поглощают огромное количество парниковых газов. В болотах живет огромное разнообразие видов, здесь обитают почти 50% от 800 видов птиц Северной Америки мигрирующих на Север для разведения потомства.

Тайга дом для огромного, невероятного разнообразия коренных народов и богатой многообразной культуры.

Именно здесь в девственных районах Канады Shell ведет добычу нефти методами, которые экологи называют элементом «величайшего в истории преступления, способствующего глобальному потеплению».

И эти места больше не дом для птиц, оленей, рыбы, медведей , деревьев и людей которые веками жили на этой земле… Теперь это дом самого большого месторождения нефти Shell…

Нефть добываемая этим методом производит больше парниковых газов, чем любая другая нефть. Это одна из причин, по которой её называют самой грязной нефтью в мире. Это также одна из причин возникновения крупнейшего и быстрорастущего источника углерода в Канаде, и это объясняет, почему Канада сейчас находится на третьем месте по производству углерода на человека. При экстракции сырой нефти из нефтеносных песков в атмосферу выбрасывается около 100 млн тонн CO2 в год.

Добычей нефти из песков сейчас занялись все крупные транснациональные нефтяные компании, и лидер среди них англо-голландская Роял Датч Shell.

Их деятельность уродует природу девственных мест: при добыче нефти открытым способом уничтожаются и вывозятся миллионы тонн растительности и верхнего слоя почвы (для получения одного барреля нефти требуется обработать две тонны «сырья» – то есть песка. ). Также битуминозные пески требуют бóльших затрат воды, чем любой другой процесс нефтедобычи. Власти провинции Альберта выдали лицензии на забор 350 млн кубометров воды из реки Атабаска в год.

Чтобы добыть один баррель сырой нефти, тратится до пяти баррелей воды, затем её загрязняют и сливают в хранилища, самые большие водохранилища токсических отходов на планете.

Компания SemCrude, только один из лицензиатов, только в одно из своих хранилищ сливает 250 тысяч тонн этой токсичной дряни ежедневно. В результате образуется крупнейшее токсическое водохранилище за всю историю нашей планеты. Площадь таких хранилищ доходит до 3 600 гектаров.

Эти огромные болота токсических отходов строятся без облицовки и прямо на берегах реки Атабаски. Атабаска несёт эти отходы вниз по течению, туда, где живут общины коренных народов. Токсины битуминозных песков попадают в пищевую цепь, и это увеличивает риск развития рака в 10 раз по сравнению с остальными районами Канады.

Как передать масштабы этого бедствия. Посмотрите на этот грузовик, это самый большой автомобиль на планете. Самосвал с грузоподъёмностью 400 тонн, 13 метров в длину, 10 метров в ширину и 7 метров в высоту. По размерам этой махины можно с лёгкостью выстроить двухэтажный дом площадью в 280 квадратных метров. Теперь подумайте, насколько огромна эта небольшая часть одной шахты.

Здесь вы видите – как эти махины превращаются в точечки. Представьте себе все эти грузовики, идущие туда и обратно. Насколько велик один участок месторождения? Он мог бы стать огромной, обширной агломерацией, возможно, значительно большей, чем город Виктория. И это только один участок из 10 месторождений. Перед вами только одна секция нефтедобывающего комплекса, и ещё 40 или 50 таких секций находятся в процессе утверждения. В строительстве этих нефтяных шахт ещё ни разу не было отказано.

Общая площадь месторождений 54 тыс. квадратных миль девственных лесов на севере Альберты – на территории, которая по величине равняется Англии и Уэльсу вместе взятым.

Эта ужасная ситуация, которая сложилась на сегодняшний день, будет ухудшаться с каждым днём.

Согласно плана до 2030 года. Они предлагают почти в четыре раза увеличить производство и провести индустриализацию территории размером с Флориду. Если это случится, будет уничтожена огромнаю часть экосистемы потребляющей и замена нефтью, выбросы при добыче которой содержат самое большое количество парниковых газов.

По словам экспертов, клятвы вернуть все открытые карьеры, где занимаются переработкой нефтеносных песков, к их первозданной экологической чистоте оказались, увы, пустыми словами. Дэвид Шиндлер, профессор экологии из Университета Альберты, сказал: «На данный момент весь упор делается на том, чтобы вытащить эти деньги из земли, а не на восстановлении ландшафта. Я не удивлюсь, если через тысячу лет эти гигантские ямы можно будет видеть с околоземной орбиты».

В качестве примера нам представляют деятельность Shell в Канаде, где она работает уже около ста лет… Shell называет свой проект Атабасканских нефтяных песков успешной операционной деятельностью, политики и власти Канады успешным освоением инвестиций, но экологи называют такую деятельность климатическим преступлением, а местные жители живущие вдоль реки Атабаска которые столкнулись с Shell и ее сестрами на своих землях называют территории битумных шахт тармагедоном, кому вы верите больше?

Канада, Северная Альберта, добыча нефти битумных песков Атабаски: