Трехизбенка противостоит разработке недр

Добыча и использование собственных ресурсов продиктована необходимостью энергетической безопасности Украины. Но даже стратегически важные для страны задачи нельзя решать за счет интересов громад, на территории которых расположены месторождения. Именно этим руководствуются жители с. Трехизбенка Славяносербского района, пытаясь противостоять развернувшейся на их землях разработке недр.
1390293784-8190
В 2011 году шахта им. Засядько получила официальное разрешение на разработку с дальнейшей добычей углеводородов. О том, что в окрестностях Трехизбенки будет установлена бурильная установка, жители села узнали только в сентябре минувшего года, когда геологическая разработка шла полным ходом.

Галина Анохина, секретарь инициативной группы с. Трехизбенка: «Когда начали строить промышленную площадку, мы о ней ничего не знали. Нам говорили, что собираются строить дорогу на Лобачевку… Почему поднялись люди? – Накипело. Ушла вода в августе, качественно ухудшилась. Сначала зелёного, потом бурого цвета стала».

Николай Столбов, житель с. Трехизбенка: «…сначала ржавая вода пошла, началась какая-то темная и даже вкус у нее изменился… Идет произвол и беззаконие, с громадой ничего ни по одному вопросу не согласовано».

Технология добычи природного газа предусматривает использование большого количества воды. А поскольку село живет в основном за счет сельского хозяйства, значительно снизившийся уровень воды вызвал серьезную тревогу. Сельчане были вынуждены углублять скважины на 4-5 метров. Качество питьевой воды тоже вызывало большие вопросы, как, впрочем, и то, кто будет восстанавливать и без того не лучшие сельские дороги, по которым двигалась большегрузная техника: перевозили бетонные плиты, бурильную установку, вагончики для жилья, оборудование, трубы. Ни на один из вопросов жители не получили ответа у власти.

Наталья Целовальниченко, руководитель «Луганской правозащитной группы», доцент ВНУ им. В. Даля: «…в силу 140-й статьи Конституции, в силу закона о местном самоуправлении именно громада является тем первоначальным субъектом, с которым необходимо было проводить все согласования, решать все вопросы… Общественные слушания пытались провести в Трехизбенке уже постфактум — когда эти работы уже начались и когда люди начали бить тревогу…»

Правозащитники в поиске истины обратились кроме местной власти в структуру, которая, по сути, выдавала разрешение на исследования и добычу углеводородов. Киевская служба геологии и недр Украины отказала, объяснив, что это их внутренняя документация, нарушив таким образом еще одно право громады на информацию и гарантию экологически чистой окружающей среды.

Владимир Тимошенко, житель с. Трехизбенка: «Нарушаются законы, и людям нагло врут, что ничего не происходит… Это народное достояние – земля, вода, песок, нефть, газ… Добываете здесь нефть – 25% вы должны этим людям отдать на ремонт дорог, на освещение… В клубе нет крыши, полы гниют, в детсаде отопления нет нормального… Люди хотят, чтобы учитывали их позицию, они имеют право на землю, на воду, на эти ресурсы…»

Такое поведение власти вызвало у громады еще большее беспокойство и подозрения. Жители Трехизбенки рассказывают, как сами видели, что к Северо-Лобачевской вышке везли машины с селитрой, с химическими реагентами.

Галина Анохина, секретарь инициативной группы с. Трехизбенка: «Для добычи природного газа таких сложностей не нужно… Еще один нюанс, и он нас все-таки больше убедил, что это сланцевый газ добывают: когда 16 августа состоялась экстренная сходка во главе с главой районной администрации Петром Удовиченко, главный гидрогеолог области сказала: не волнуйтесь, песок глушит силу гидроудара на 50%… А до этого нам голова сельсовета говорил: ну что вы волнуетесь? Сланцевый газ будут добывать там, где песок…»

После того, как под давлением общественности работы по бурению приостановили, через месяц у жителей поселка появился новый повод для тревог и подтверждение версии, что здесь добывают сланцевый газ.

Житель с. Трехизбенка: «Мы слышали 6 января в 19.05 сначала гул, потом что-то похожее на взрыв и потом – очень похожее на землетрясение. Возможно, в это время произвели гидроразрыв пластов. Это произошло уже после того, как бурильную вышку сняли. Они как говорили? – Что сняли вышку и обещали, что никакой добычи производиться не будет, никакого сланцевого газа не нашли…»

Применялась ли технология добычи сланцевого газа или нет? – Неизвестно. Состав, который используется при бурении, чтобы провести фрекинг — подземный взрыв, по сути, засекречен, говорит правозащитник. То есть какие вредные вещества использует предприятие в буровом составе, остается загадкой. Эти химикаты имеют довольно сложный состав, и стандартные исследования санэпидемстанции не могут их выявить.

Наталья Целовальниченко, руководитель «Луганской правозащитной группы», доцент ВНУ им. В. Даля: «…сейчас столкнулись с тем, что пробелы в правовом регулировании, в частности, в применении добычи сланцевого газа – технологии фрекинга, дают возможность для различных манипуляций в этой сфере и недобросовестным чиновникам и недобросовестным предпринимателям».

Убедившись, что в этой истории больше вопросов, чем ответов, попытались получить официальные комментарии.

Александр Тарахкало, начальник управления заповедного дела, земель и недр, биоресурсов, экосистемы и государственной экологической экспертизы: «…там происходят работы по геологическому изучению недр с точки зрения добычи на этом участке природного газа. ЗАО «Шахта им. Засядько» получила специальное разрешение на изучение с опытно-промышленной эксплуатацией газа природного… Техногенная безопасность нормируется».

Даже если речь идет о добыче природного газа, необходима утилизация вредных отходов промышленного бурения – так называемых шламов. С предприятием была такая договоренность: шламы должны быть изолированы подальше от населенного пункта.

Бдительные жители не стали полагаться на добросовестность исполнителя и оказались правы.

Владимир Тимошенко, житель села Трехизбенка: «…эти шламы на этой земле лежат… вместе со сточными водами вредные вещества будут загрязнять Северский Донец, который течет в направлении Луганска…»

Беспокойство жителей связанных с качеством воды чиновник тоже не разделяет.

Александр Тарахкало, начальник управления заповедного дела, земель и недр, биоресурсов, экосистемы и государственной экологической экспертизы: «…на этой же территории находятся крупные водозаборы подземных вод, ведутся постоянные режимные наблюдения… Мониторим качество воды с этих водозаборов, и на сегодняшний день говорить о том, что есть загрязнения в результате этих работ, мы не можем. Таких фактов нет».

Но жители уже не полагаются на заверения чиновников. Они больше верят своим глазам, чем чьей-то совести, и понимают, что кроме них самих никто не убережет их землю, никто не встанет на защиту их интересов.

Author: editor

Share This Post On